Соглашение о добыче нефти во главе с Россией и Саудовской Аравией не сможет остановить рыночный тренд.

Соглашение между нефтяным картелем ОПЕК и группой стран, не входящих в картель, во главе с Россией о сохранении квот добычи, установленных ими в декабре прошлого года, еще на шесть-девять месяцев подтверждает утрату власти производителей над рынком. В краткосрочной перспективе заключенная в Вене эта оборонительная сделка призвана поддержать цены на их нынешнем уровне. Картель и его новые союзники, включая Россию, Казахстан и Мексику, лишат рынок потенциальных поставок на 1.2 млн баррелей в день. Но немедленная реакция рынка и дальнейшее падение цен в последующие дни показывают, что производители начинают терять свои доходы, и даже соглашение между ОПЕК +, возглавляемой Россией и Саудовской Аравией, не сможет это остановить.

Официальная сделка на прошлой неделе не стала неожиданностью. Неудивительно и то, что некогда чрезвычайно гордый и эксклюзивный клуб Opec согласился создать постоянный альянс с другими странами. Необходимость держаться вместе была очевидна для всех — хотя некоторые, включая иранцев, по-прежнему недовольны доминированием России и Саудовской Аравии в процессе принятия решений.

Экспортеры вынуждены адаптироваться в условиях усиления влияния на рынок нефти одного из крупнейших игроков, не представленных в Вене на прошлой неделе: США. Американская сланцевая добыча — с почти нулевого уровня 10 лет назад увеличилась до 8.5 млн баррелей в сутки в мае, и в ближайшие пять лет прогнозируется дальнейший рост — изменила весь мировой рынок. Из-за этого роста спад производства в Венесуэле, Ливии и Иране остался незаметен. Кроме того, США удовлетворили большую часть постепенного увеличения мирового спроса, наблюдавшегося в последние несколько лет.

Что будет дальше на рынке, над которым ОПЕК потеряла контроль, зависит от динамики спроса. Перспектива серьезного торгового конфликта между США и Китаем сохраняется, и есть существенные признаки замедления экономики КНР и, следовательно, сокращения потребностей страны в импорте нефти. Поскольку их добыча составляет около 9.5 млн баррелей в сутки, любые изменения в потреблении Китая повлияют на физический рынок и действия спекулянтов.

Согласно последним прогнозам Международного энергетического агентства по рынку нефти, рост мирового спроса в этом году составит 1.2 млн баррелей в сутки, но этот показатель может быть пересмотрен в сторону понижения, как и в прошлом месяце. Если спрос останется слабым, а цены снизятся, так как Иран пытается обойти санкции США, предлагая скидки покупателям, сокращения добычи Opec + окажется недостаточно. Саудовская Аравия, которая уже сократила свою добычу примерно на 600 000 баррелей в сутки сверх оговоренных ограничений, должна будет сделать еще больше. Трудно понять, кто из других производителей, если таковые будут, желает или сможет сократить собственное производство.

Интригующим игроком в новой модели отношений является Россия, которая, похоже, наконец-то признала, что это — нефтегазовая экономика, интересы которой совпадают с интересами таких стран ОПЕК, как Нигерия и Кувейт. Этот сдвиг является признаком прагматизма президента Владимира Путина и понимания динамики рынка, но также показывает фундаментальную экономическую слабость России. На нефть и газ приходится более 60 процентов ее экспортных поступлений и около 50 процентов государственных доходов. Диверсификации экономики, обещанной после прихода к власти Путина 20 лет назад, никогда не было. Уязвимость России заключается в том, что по независящим от нее причинам избыточные поставки нефти и газа подрывают цены и, следовательно, сокращают потоки доходов через государственные компании.

Новый союз между Москвой и Эр-Риядом возобновляет связь, установленную в 1926 году, когда Советский Союз был первой иностранной державой, которая признала Абдул Азизааль-Сауда, деда нынешнего короля, правителем Хиджаза и Нейда — предшественника современного Саудовская Аравия. Отношения не всегда были гладкими, особенно когда саудовцы финансировали афганских моджахедов, которые изгнали советскую армию в 1980-х годах. Сегодняшние отношения являются необходимостью, и они будут подвергнуты серьезным испытаниям, если цены на нефть будут падать дальше.

Падение цен означает падение доходов, давая каждому производителю в новой группе, включая Россию, стимул нарушать свои квоты и производить немного больше. Сделка, заключенная на прошлой неделе, хрупка и не может скрыть фундаментальный сдвиг доходов и богатства от экспортеров нефти. Дни славы ОПЕК прошли. Мировой спрос на нефть со стороны самого картеля снизился до уровня, невиданного с начала 1980-х годов.

За последние пять лет рынок стал меньше ориентироваться на производителя. Даже после того, как цены упали со 110 долларов за баррель в первые месяцы 2014 года до чуть выше 60 долларов в настоящее время, риски по-прежнему носят преимущественно медвежий характер. Эти риски могут быть связаны с ослаблением спроса или с политическими изменениям, которые приведут к некоторому увеличению производства в Венесуэле или Иране. Не считая войны или революции на Ближнем Востоке, которая приведет к значительному сокращению поставок в течение длительного периода, ОПЕК+ должна будет, по крайней мере, сохранить свои квоты намного дольше, чем до марта.

Как показала реакция рынка на объявление результатов саммита на прошлой неделе, существует глубокий скептицизм по поводу способности производителей держаться вместе в течение длительного оборонительного боя.