Рынки и Центробанки уже долгое время пытаются предугадать будущие действия друг друга. На сегодняшний день эту игру усложняет наличие непредсказуемого третьего лица – Дональда Трампа, который увлечен своей тарифной игрой.

В инвестиционном ландшафте уже какое-то время преобладает противостояние боевого духа между рынками и Центробанками в вопросе масштабов ущерба, который в конечном итоге мировой экономике нанесет рост торгового протекционизма.

В США, Японии, Германии и Британии доходность 2- и 10-летних облигаций торгуется ниже официальных ставок овернайт, установленных соответствующими Центробанками, и эта тенденция усилилась после того, как Трамп анонсировал новые 10%-ные тарифы на оставшийся китайский импорт в объеме $300 млрд.

До недавнего залпа торговой войны главы ЕЦБ, Банка Японии и Федрезерва продемонстрировали нежелание полностью признавать посыл мирового рынка облигаций о необходимости существенного смягчения монетарной политики. Регуляторы Японии и Европы указали на ограниченное пространство для стимулирования, тогда как большая часть их местных облигаций торгуется с глубоко отрицательной доходностью.

Основной тон банков показывает, что любые дополнительные меры стимулирования будут направлены скорее на продолжение текущего цикла, нежели на предотвращение угрозы рецессии, о которой в этом году предупреждают показатели доходности кратко- и долгосрочных облигаций.

Осторожность регуляторов на прошлой неделе подтвердил Пауэлл, который охарактеризовал снижение процентной ставки на четверть процента как «корректировку политики в середине цикла». Такая ремарка не устроила рынки акций и заставила облигации лавировать.

Глава ФРС также сделал пару любопытных заявлений в отношении торговли, указав на нехватку опыта в навигации при таких условиях, когда в мире растет торговая напряженность.

Меньше чем через сутки после того, как Пауэлл указал на некоторый спад этой напряженности после эскалации в мае и июне, градус конфликта снова подскочил. Трамп усиливает давление на своих торговых партнеров в преддверии выборов 2020 года, пытаясь завоевать популярность, особенно в штатах, где ему необходимо выиграть. При этом есть мнение, что потенциальное ослабление национальной экономики из-за тарифной войны сдержит агрессивное смягчение политики ФРС.

Это усложняет картину для инвесторов. Из короткой истории торгового протекционизма можно выявить тот факт, что акции находятся под давлением на протяжении нескольких недель, после чего продажи угасают. За этот период было три масштабных коррекции: в начале 2018, осенью 2018 и в мае 2019 года, и все они были спровоцированы эскалацией противостояния между США и КНР.

Есть вероятность, что в конечном итоге стороны придут к заключению сделки, и в этом случае у инвесторов появится отличная возможность для покупки акций, тогда как рынок облигаций рискует пережить встряску.

Но всплески волатильности оставляют шрамы на финансовых рынках, и тот факт, что Китай позволил своей национальной валюте упасть, говорит, что Пекин разыграл новую карту в торговой войне. Инвесторам в этих условиях следует задуматься, насколько масштабным становится ущерб от торговых трений и поможет ли вера Трампа в способность низких ставок поддержать экономику и рынок акций.

Процентные ставки представляют собой грубое оружие для разрешения проблем, сопряженных с фундаментальными изменениями торговых отношений и на самом деле мало чем помогут в нивелировании эффекта для мировых бизнес-инвестиций. Инвесторы отдают себе отчет в наличии этого риска, поскольку ралли в этом году подпитывалось в основном за счет резкого снижения доходности облигаций.

Когда экономика в целом замедляется, а маржа прибыли снижается, как видно по последним показателям отчетности европейских и американских компаний, инвесторы предпочитают компании стабильных компаний.

Нежелание Пауэлла сигнализировать о начале полноценного цикла смягчения отчасти говорит о его стремлении сохранить арсенал на случай, если он действительно понадобится в будущем.

Сейчас, когда монетарная политика становится инструментом для торговых переговоров, наилучшим вариантом представляется окончание торговой войны вместо того, чтобы полагаться на «целебные свойства» низких процентных ставок.