Инвесторы в криптовалюты долго добивались, чтобы официальный Вашингтон заметил и признал важность биткойна — и тем самым придал легитимности «криптоактивам» в качестве настоящего класса инвестиционных активов. Получилось наоборот: на прошлой неделе Белый дом признал важность биткойна и других криптовалют, но вместо поддержки пообещал проблемы тем, кто за этими «криптоактивами» стоит, фактически объявив им регуляторную войну.

Важно, что от действий американского лидера пострадал не только биткойн, но и проект компании «Фейсбук» по запуску криптовалюты Libra, которая уже получила поддержку от консорциума крупных американских компаний, таких как Mastercard, Visa и Ebay. Очевидно, что политики (причем независимо от идеологической ориентации) видят в неконтролируемых или «корпоративных» криптовалютах очевидную угрозу для государства и, опосредованно, для национальных валют, включая американский доллар.

Любимое информационное оружие президента Трампа — это его личный твиттер, который он использует не только в качестве «политической шпаги», но и как инструмент манипуляции экономической реальностью. До недавнего времени американский лидер с помощью своего твиттера влиял на три важных экономических фактора: нефть, индекс S&P 500 и курс доллара, но теперь Трамп обратил внимание на еще один фактор, который может нанести ущерб государственным финансам США и разразился гневной тирадой, направленной против биткойна и других «криптоактивов»:

Я не фанат биткойна и других криптовалют, которые не являются деньгами и чья ценность очень изменчива и «держится на тонком воздухе». Нерегулируемые криптоактивы могут способствовать незаконному поведению, включая торговлю наркотиками и другую незаконную деятельность. <…> Точно так же «виртуальная валюта» Libra Facebook будет иметь мало репутации или надежности. Если Facebook и другие компании хотят стать банком, они должны ходатайствовать о получении новой банковской хартии (то есть получить лицензию на банковскую деятельность. — Прим. ред.) и подчиняться всем банковским правилам, как и другие банки — и национальные, и международные. У нас есть только одна реальная валюта в США, которая сильнее, чем когда-либо, — она надежная и заслуживает доверия. Это, безусловно, самая доминирующая валюта в мире, и она всегда будет оставаться такой. Эта (валюта. — Прим. ред.) называется доллар США! — написал Трамп в твиттере.

Показательно, что цена биткойна отреагировала на президентские твиты падением. В этом смысле, по крайней мере пока, можно считать, что у Трампа лучше получается воздействовать на цену биткойна, чем на нефтяные цены.

Естественно, сторонники криптовалют и инвесторы в криптоактивы обрушились с критикой на президента США. Один из ключевых аргументов тех, кто недоволен его позицией, заключается в том, что доллар вообще-то тоже ничем не обеспечен. И тут нужно признать, что они однозначно правы, но только с формальной, а не с практической точки зрения. Более того: они вообще не поняли суть претензий американского лидера, который в данном случае, вероятно, озвучил не столько свой личный взгляд на ситуацию, сколько консолидированную позицию финансового сектора и политического класса. Однозначно, с формальной точки зрения, валюте США можно предъявить обвинение в том, что она ничем не обеспечена. Но на практике она обеспечена готовностью американских авианосных групп «приехать в гости» к кому угодно, кто сомневается в ценности и уникальности доллара. Более того: как убедился на личном смертельном опыте полковник Каддафи, любые попытки организовать антидолларовую коалицию хотя бы на региональном уровне или запустить конкурирующую валюту для торговли энергоносителями будут пресекаться максимально жестким образом, а там, где недостаточно авианосцев, будут работать американские спецслужбы, которые имеют большой опыт стимулирования «цветных революций». Оттого даже страны, которые обладают собственными «ядерными зонтиками», движутся к дедолларизации медленно, осторожно, координируя действия между собой и стараясь не допустить лишнего ущерба для собственных экономик.

Главная претензия Трампа к биткойну и криптовалюте, которую пытается запустить Марк Цукербег и его партнеры, вообще не имеет отношения к «обеспеченности» ценности тех или иных криптоактивов. И тем более не имеет отношения к тому, что криптоактивы могут использоваться и уже используются в качестве финансового обеспечения криминальной деятельности, ибо вообще-то любимой валютой для трансграничных преступных групп остается наличный доллар. Претензия носит совсем другой характер: биткойн и проект Libra посягают (пускай и с минимальными шансами на успех) на монетарную монополию государства, то есть делают то, за что американские власти всегда были готовы карать превентивно, нещадно и максимально болезненно. Барону Ротшильду приписывают фразу «позвольте мне выпускать и контролировать деньги нации, и мне все равно, кто будет издавать законы», и Трамп (хотя и не выражается в столь резких терминах), видимо, разделяет эту позицию, а значит, явно не готов допустить ситуацию, в которой контроль над выпуском денежной массы уйдет неким (вероятно, китайским) «майнерам биткойна» или консорциуму, связанному с Марком Цукербергом.

Судя по реакции компании «Фейсбук» на серию критических выступлений со стороны официальных лиц, включая Трампа, нескольких конгрессменов (как демократов, так и республиканцев) и даже министра финансов США, «Фейсбук» и его союзники по консорциуму криптовалюты Libra прекрасно осознали, где находятся «красные флажки». Агентство Рейтер сообщает, что «в понедельник Facebook Inc заявила, что не приступит к запуску своей криптовалюты Libra до тех пор, пока не будут решены нормативные вопросы, поскольку министр финансов США предпринял необычный шаг, сказав, что у него есть серьезные опасения, что Libra может быть использована для незаконной деятельности.»

В этом контексте стоит вспомнить ту критику, которой подвергся российский ЦБ из-за его позиции по регуляторным ограничениям криптовалют. Председатель Банка России Эльвира Набиуллина заявила на выступлении в Госдуме, что «объем криптовалют в мире не такой большой — 20 крупных криптовалют составляют около 250 миллиардов долларов США. Масштаб пока не очень большой, пока не угрожает нашей денежной системе. Но наша позиция здесь однозначна: мы против легализации криптовалюты именно как платежного средства».

Это не признак технофобии, не признак непонимания криптовалют и уж точно не признак нежелания перенимать передовой западный опыт. Совсем наоборот: каждое государство, которое заботится о собственном суверенитете (в том числе экономическом), будет стараться избавиться от хождения у себя в стране «параллельных валют», которые государство не контролирует. С одной стороны, для криптоинвесторов это благо, ибо такое отношение со стороны монетарных властей самых разных стран поддерживает эдакий ореол «революционности» и «контркультурности», который очень ценен для некоторого сегмента сторонников криптовалют. С другой стороны — нужно признать, что надежды на легализацию и превращение криптоактивов в реальный финансовый инструмент, конкурирующий за внимание инвесторов с облигациями, золотом или традиционными валютами, вряд ли реализуются в ближайшее время.